Музей истории авиаполка
Интернет-магазин nachodki.ru

Экскурсия для 9-11 классов

Категория: Экскурсия
Просмотров: 251

Авиаполк "Нормандия-Неман"

на фронтах Великой Отечественной Войны

 

(экскурсия для учащихся 9-11 классов)

 

Экскурсовод 1:

 

В конце 1942 года, когда Красная Армия после упорной обороны на Волге перешла в контрнас­тупление. В Советский Союз для участия в боях прилетела группа французских добровольцев-авиаторов. Эта авиагруппа была сформирована по соглашению между Французским националь­ным комитетом, возглавляемым генералом де Голлем, и Советским правительством. Француз­ские летчики, входившие в состав авиагруппы, должны были представлять “Сражающуюся Францию” на советско-германском фронте. По желанию летного состава ей было присвоено на­именование “Нормандия” в честь французской провинции, которая больше других пострадала от немецкой оккупации. Так возникла француз­ская истребительная авиационная эскадрилья “Нормандия”, боевая слава которой облетела потом весь мир. Эскадрилья приняла и герб про­винции Нормандия — квадрат красного цвета с двумя золотистыми львами. Впоследствии, она была пополнена и стала полком “Нормандия— Неман”, в состав которого входили уже три эс­кадрильи, носившие названия трех главных нор­мандских городов: “Руан”, “Гавр” и “Шербур”.

Эскадрилья “Нормандия” включала в основ­ном летно-технический состав истребительного отряда, базировавшегося на французской авиа­ционной базе Раяк на Ближнем Востоке. Поэто­му в дальнейшем летчики “Нормандии” называ­ли себя раяками, и не раз во время воздушных боев в эфире раздавалось то предупреждающее “Раяки, внимание!”, то призывное “Раяки, впе­ред!”

 

Экскурсовод 2:    ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ

 

В числе первых в Советский Со­юз прибыло 14 летчиков. Группа технического состава насчитывала 58 человек.

Почти с первых дней пребывания в СССР эс­кадрильей “Нормандия” командовал один из популярнейших французских летчиков-истре­бителей майор Жан Луи Тюлян. Этот 35-летний офицер с безукоризненной строевой выправкой был потомственным авиатором. Ко времени прибы­тия в Советский Союз на боевом счету Тюляна было шесть сбитых немецких самолетов.

Заместителем Тюляна был не менее опытный боевой летчик 32-летний капитан Альбер Литольф. В Советский Союз Литольф прибыл, имея на бо­евом счету 10 побед. Впервые он повстречался с немецкими летчиками в воздухе в ноябре 1939 го­да над Саарбрюкеном.

Кроме Литольфа сбитые самолеты на своем счету имели лейтенанты Лефевр, Альбер и Дюран — три неразлучных друга, которых называ­ли тремя мушкетерами. В дальнейшем только эти три аса сбили в сумме больше сорока немец­ких самолетов.

Альбер (впоследствии знаменитый капитан Альбер) являлся одной из наиболее видных фи­гур французских ВВС. В прошлом ученик-под­мастерье, затем механик на заводах Рено, этот человек стал фанатиком авиации, воздушным асом. А начал он с того, что выкраивал из свое­го небольшого заработка деньги на оплату учеб­ных летных часов на аэродроме в Туссю-ле-Нобль под Парижем. Он очень быстро прославился. Альбер был душой “Нормандии” и вписал не одну страницу в ее героическую историю.

Отличными летчиками считались Ролан де ля Пуап и Жозеф Риссо. Остальные летчики “Нор­мандии” также имели хорошую летную подго­товку и боевой опыт, среди них было немало ис­кусных мастеров высшего пилотажа.

 

Экскурсовод 3:    “НОРМАНДИЯ” ВСТУПАЕТ В БОЙ

 

Французских добровольцев с большой тепло­той приняли в России.

Приказом командующего военно-воздушных сил Красной Армии от 4 декабря 1942 года эска­дрилья “Нормандия” была включена в состав советских ВВС. После непродолжительной под­готовки в г. Иванове французские летчики в марте 1943 года были отправлены на фронт. Здесь “Нормандия” вошла в состав 1-й воздушной армии. На вооружение эскадрильи были да­ны самолеты Як-1, считавшиеся в то время од­ними из лучших самолетов-истребителей совет­ского производства.

22 марта 1943 года “Нормандия” прибыла на аэ­родром Полотняный Завод, где базировались бом­бардировщики Пе-2, и вошла в состав 204-й бом­бардировочной авиадивизии. В этот период французские летчики совершили свои первые боевые вылеты на советско-германском фронте и одержали первые победы, но понесли и первые потери. Между тем, боевые вылеты французских лет­чиков становились все более частыми, более от­ветственными, а вместе с тем и более опасными.

Из-за того, что общение летчиков “Норман­дии” с летчиками других авиационных частей было затруднено, затруднена была и передача боевого опыта.

25 апреля 1943 года эскадрилья “Нормандия” влилась в 303-ю истребительную авиадивизию (303 ИАД). Всего за апрель и май 1943 года лет­чики “Нормандии” провели 10 воздушных боев, в которых сбили 8 самолетов противника. Кро­ме того, 8 немецких бомбардировщиков было уничтожено на аэродромах. Сама же эскадри­лья за это время потеряла 4 летчика и 4 са­молета.

В начале июня в “Нормандию” прибыло по­полнение: Пуйяд, Леон, де Форж и другие. Этому составу вместе с теми, кто воевал с весны, пришлось пережить самое труд­ное время.

Поначалу французам вообще было тяжело, так как воевать вдали от родины всегда труднее. Они должны были научиться воевать по новым для них правилам, приобрести суровый опыт войны.

 

 

Экскурсовод 2:    В НЕБЕ НАД КУРСКОЙ ДУГОЙ

 

В середине июня нередко разыгрывались сильные воздушные бои над магистралью Брянск—Орел. В воздухе все чаще стали появ­ляться большие группы немецких самолетов. Чтобы с ходу нанести им ощутимый удар, в не­бо одновременно поднимались две—три, а ино­гда и больше эскадрильи.

Эскадрилья “Нормандия” чаще всего взаимо­действовала с 18 ГИАП. В июньских боях фран­цузские летчики одержали несколько побед. Ка­питан Прециози и лейтенант Альбер сбили “раму”. (Так бойцы наземных частей за харак­терный фюзеляж прозвали “Фокке-Вульф-189”, используемый немцами и для разведки, и для корректировки артиллерийского огня. Подло­вить “раму” было сложно. Пока пара истребите­лей успевала подойти к линии фронта, “рама” уходила. До линии фронта было всего несколько минут лету, однако еще меньше времени требо­валось немецкому воздушному корректировщи­ку, чтобы уйти на свою территорию. Еще одну “раму” сбила испытанная пара Лефевр — де ля Пуап.

Вот несколько строк из воспоминаний ветерана авиаполка “Нормандия” — Фран­суа де Жоффра, где он описывает жестокие бои с немцами в небе Орла:

“Бои следовали один за другим. Не проходи­ло и десяти минут после посадки, как в небе, растерзанном взрывами снарядов, завязывалась новая схватка. 15 июля Тюлян и де Форж сбили два истребителя “Мессершмитт-110”. Эти не­мецкие скоростные двухмоторные самолеты не обладали достаточной маневренностью. Русские “Яки” быстро пристроилисьим в хвост, и после первых пулеметных очередей все было кончено.

Бои достигли своего наивысшего накала 16 и 17 июля. Большой отряд “Нормандии”, возглав­ляемый Тюляном, в 14 часов 30 минут столкнул­ся с плотной группой бомбардировщиков “Юн-керс-87” и сопровождавшейих группой истре­бителей “Фокке-Вульф-190”, эшелонированных по высоте.

Литольф, Кастелэн и Леон, зайдя со стороны солнца, атаковали бомбардировщиков. Их приме­ру последовали Пуйяд и Бернавон. Тюлян и Аль-бер прикрылиих от истребителей. Небо кишело самолетами, которые беспрерывно взмывали вверх, стремительно пикировали и кружились с ужасным ревом.

В этих боях эскадрилья “Нормандия” понесла тяжелые потери. В числе погибших оказался майор Тюлян.

Гибель майора Тюляна и других боевых дру­зей тяжело переживали в эскадрилье. Не стало боевого командира “Нормандии”, прекрасного летчика, скромного и отзывчивого человека.

После смерти командира в эскадрилье оста­лось всего девять летчиков. Французские летчики загрустили. Ведь те­перь сними не было уже десяти отважных доб­ровольцев. Каждый из оставшихся в боевом строю засыпал рядом с пустой койкой...

Узнав о гибели Тюляна, генерал Захаров не­медленно собрал личный состав “Нормандии”. Он сделал подробный разбор боя. Мешая рус­ские и французские слова, дополняя свою речь жестами, Захаров постарался объяснить фран­цузским летчикам, что гибель командира “Нор­мандии” он считает совершенно неоправданной. Основной принцип современного воздушного боя, убеждал генерал, в коллективности, и несколько посредственных и даже слабых летчи­ков, которые держатся группой, всегда могут одолеть аса, если он ведет бой в одиночку. Французские летчики слушали Захарова внима­тельно, но он по их глазам видел, что делают они это скорее из вежливости. Тогда генерал схва­тил веник. Обыкновенный березовый веник, ко­торый валялся под ногами. На глазах удивлен­ных летчиков он переломил все прутья нижней части веника по одному, а потом протянул всю связку прутьев рядом стоявшему летчику и по­просил переломить ее. Только целиком, и сразу. Летчик добросовестно постарался это сделать, но, конечно, у него ничего не получилось. И тог­да французы поняли русского генерала. Заулы­бались, стали обмениваться репликами. Но Захаров решил закрепить урок: ткнул летчика пальцем в грудь.

— Больно? — спросил он. Летчик засмеялся:

— Нет, мой генерал.

— А мне, — сказал Захаров, — больно. — По­том он сжал пальцы в кулак и слегка ударил летчика по плечу.

— Больно, мой генерал! — воскликнул лет­чик.

— А мне не больно. И с немцами надо драть­ся не растопыренными пальцами, а кулаком. Тогда побед будет больше, а потерь меньше. По­нятно?

Теперь его поняли. Но война шла жестокая. И сколько еще предстояло пережить потерь! Одна­ко ветераны 1943 года не только поняли и при­няли тактику группового боя как единственно правильную и единственно результативную в тех условиях, но и оказали неоценимую помощь своим менее опытным товарищам, которые впос­ледствии влились в состав полка.

Во второй половине 1943 года французские летчики, уже вполне освоив тактику группового боя, сбили 77 немецких самолетов. Но победы, к сожалению, давались ценой больших потерь. К концу войны от первого состава эскадрильи “Нормандия” в живых осталось всего трое.

 

Экскурсовод 3:    В боях за Смоленск

 

В августе “Нормандия” пополнилась новыми летчиками. Сразу после прибытия они, так же как и ветераны “Нормандии”, совместно с лет­чиками 18 ИАП приняли участие в боях за Смо­ленск.

Известны случаи спасения французами русских летчиков. В этот период летчик 18 НАЛ лейтенант Ни­колай Пинчук в одном из боев сбил один не­мецкий бомбардировщик и таранил второй. Его самолет получил серьезные повреждения и пе­решел в беспорядочное падение. Сам Пинчук был ранен в грудь и правую руку, но все-таки нашел в себе силы, чтобы открыть фонарь ка­бины и замок привязных ремней. Тотчас цент­робежная сила выбросила его из самолета. Чтобы не столкнуться с падающим самолетом, Пинчук не торопился с открытием парашюта. Вытяжное кольцо он дернул спустя несколько секунд.

Как только над Пинчуком раскрылся купол парашюта, к нему устремились два “Фокке-Вульфа”. По всему было видно, что они решили расстрелять обезоруженного летчика. Когда “фоккеры” подошли совсем близко, Николаю по­казалось, что теперь спасти его может только чудо.

Казалось, судьба отважного лет­чика решена, но тут из боя выскочил “Як” с трехцветным коком: летчик “Нормандии” Дюран поспешил Пинчуку на помощь. Он бросился на­перерез немецким самолетам. Тогда они набро­сились на французского истребителя, который помешал им совершить расправу с Пинчуком. Но Дюран только этого и хотел. Он пошел на риск, желая отвлечь немецких истребителей и помочь русскому летчику.

Завязался бой на виражах. Три самолета — один с трехцветным коком и два со свастикой — кружились около медленно опускающегося па­рашютиста. После двух кругов французский летчик приблизился к ведомому “фоккеру”, и тот, увидев опасность, резко ушел в сторону и вышел из боя. То же самое сделал, и второй немецкий летчик.

Выполнив вираж над снижающимся парашю­том, Дюран решил возвратиться к своим. Он по­дошел к тому месту, где три минуты назад шел бой, но там уже никого не было, и французский летчик направился на свой аэродром. Осматри­ваясь по сторонам, он не переставал думать о сбитом русском летчике: ведь бой проходил над линией фронта, и изменивший направление ве­тер мог отнести его на территорию, занятую немцами. Но лейтенант Пинчук приземлился благополучно в расположении своих войск и был быстро доставлен на свой аэродром.

Ряды летчиков “Нормандии” таяли. Вновь прибывших новичков было явно недостаточно, чтобы попол­нить численность авиаполка. Нужно, чтобы по­полнение превышало потери, но все получалось наоборот. Буквально накануне переезда на но­вый аэродром в Мышкове погиб Ларжо. В после­дующие две недели пропали без вести Прециози и Кастелэн. Ряды французских летчиков продолжали таять. Но надо было крепиться — битва за Смоленск продолжалась.

19 сентября, после непродолжительного пере­рыва, “Нормандия” снова начала активные дей­ствия. На ее счету еще три сбитых самолета.

В день освобождения советскими войсками Смоленска и Рославля летчики “Нормандии” сбили семь немецких самолетов. Сколько радос­ти! Песни, шутки, состязания в красноречии. У них появилась надежда, что конец войны не за горами и снова можно будет увидеть Париж, с его балами, женщинами и маленькими бистро, Сеной, бульварами, Елисейскими полями.

Но скоро с этими милыми для французов ил­люзиями им пришлось расстаться. Бои возобно­вились. Опять победы и опять потери.

 

Экскурсовод 4:    ПЕРЕД НОВЫМИ БОЯМИ

 

25 мая 1944 года полк “Нормандия”, после от­дыха в Туле (где он находился с конца осени сорок третьего года) и пополнения, во главе с Пьером Пуйядом снова прибыл на фронт и в со­ставе 303 НАД принял участие в Белорусской операции. Среди вновь прибывших летчиков бы­ли такие мастера высшего пилотажа и воздуш­ного боя, как Жак Андре (будущий Герой Совет­ского Союза), Луи Дельфино (впоследствии сме­нивший Пьера Пуйяда на посту командира пол­ка), Роже Марши (сбивший 13 немецких самоле­тов), Леон Кюффо (впоследствии генерал ВВС Франции), де Сен-Марсо (впоследствии также генерал ВВС Франции), Морис де Сейн, Фран­суа де Жоффр, братья Рене и Морис Шалль, Андре Муане и многие другие.

В летном почерке каждого французского лет­чика проявлялись черты его характера.

Луи Дельфино, например, по воспоминаниям генерала Г. Н. Захарова, летал подчеркнуто стро­го. Все фигуры, все элементы полета выполнял безукоризненно четко, ровно. Никаких импрови­заций, отклонений 'от заданной программы — ничего, что указывало бы на эмоциональное со­стояние летчика. Выдержанность, беспристраст­ность, можно даже сказать, академическая кор­ректность пилотажа.

Это как-то не походило на поведение других “нормандцев” в воздухе, ибо французские лет­чики именно в силу особенностей характера со­здавали какой-то зримый эмоциональный фон полета.

Исключительным хладнокровием и смелостью отличался Жак Андре, быстро выдвинувшийся в число лучших летчиков “Нормандии”. За год войны — с мая сорок четвертого по май сорок пятого года — Андре сбил 15 самолетов против­ника и стал четвертым (после Альбера, де ля Пуапа и Лефевра) французским летчиком, удо­стоенным звания Героя Советского Союза.

В составе нового пополнения в полк прибыли братья Шалль. Вдвоем они сбили около 20 само­летов противника. Шалль принадлежали к изве­стной во Франции семье авиаторов. Старший из четырех братьев Шалль — бомбардировщик, по­гиб в авиационной катастрофе. Второй брат — генерал авиации, во время второй мировой вой­ны стал активным участником движения Сопро­тивления, попал в руки гестапо. Его отправили в концлагерь Бухенвальд. Два младших брата — Рене и Морис — приехали в Россию, чтобы вое­вать с немцами в полку “Нормандия”.

Лейтенант Марки был, вероятно, лучшим ма­стером пилотажа в полку за весь период его су­ществования. Не было самолета, который бы ему не подчинился, не было фигуры пилотажа, которую бы он не мог выполнить с безукоризненной чет­костью и изяществом. Это был летчик, как гово­рили французы, экстра класса.

 

 

Экскурсовод 5:    НЕЛЕПЫЕ СЛУЧАЙНОСТИ,

                                   ТРАГИЧЕСКИЕ ОШИБКИ...

 

...В конце мая 1944 года в месте дислокации 303-й дивизии, располагавшейся в селе Дубров­ка в непосредственной близости от передовых позиций наземных частей, со стороны немцев стало чувствоваться некоторое оживление в воз­духе: активизировалась бомбардировочная и разведывательная авиация. Теперь известно, что в сорок четвертом году немецкому военному командованию не удалось определить, где и ког­да советские войска нанесут главный удар. По­этому воздушная разведка в тот период приоб­рела для немцев исключительно важное зна­чение.

Советское командование соответственно при­нимало контрмеры. К началу Белорусской опе­рации борьба с воздушными разведчиками ста­ла задачей номер один. Однако воздушных боев до двадцатых чисел июня происходило мало. В одиниз таких дней, 28 мая, из-за неисправнос­ти самолета трагически погиб опытный летчик, ветеран “Нормандии” Марсель Лефевр.

8 июня стал еще одним тяжелым днем для “Нормандии”. Произошла ошибка, однаиз тех, что случались иногда на фронте. Ошибку можно объяснить, в какой-то мере понять, но невоз­можно, оказалось, исправить...

Два “Яка” 18 НАЛ поднялись на перехват двух “Фокке-Вульфов”, которые пересекли ли­нию фронта, очевидно, совершая разведыва­тельный полет. Ведущим пары пошел опытный летчик старший лейтенант Архипов. “Фокке-Вульфы” заметили “Яков” и стали уходить в сторону солнца. Расстояние между самолетами оставалось большим. Архипову не удалось до­гнать немцев и пришлось лечь на обратный курс. Примерно в то же время и с той же це­лью — перехватить двух “Фокке-Вульфов”— подняли звено от полка “Нормандия”. Старший лейтенант Соваж с ведомым младшим лейтенан­том Бейсадом и младший лейтенант Морис Шалль с ведомым младшим лейтенантом Мике-лем устремились в ту сторону, куда сначала уш­ли “Фокке-Вульфы”, а за ними Архипов с ведо­мым. Французский летчик Морис Шалль увидел пару истребителей, идущих навстречу со сторо­ны солнца. Атаковал одного из них на встречных курсах. Очень редко летчику удается попасть в самолет при лобовой атаке, на этот раз, к несча­стью, удалось. Не обратив внимания ни на то, как ведет себя подбитый истребитель, ни на си­луэт столь знакомого каждому французскому летчику “Яка”, Морис сделал второй заход... Так по нелепой случайности погиб Архипов. После некоторых размышлений командование решило оставить молодого французского летчи­ка в полку “Нормандия” и дать ему возможность искупить свою вину в боях. Трудно описать, как переживал свою ошибку сам Морис Шалль. Ка­залось, что Шалль искал смерти: он рвался как одержимый в самое пекло боя. Его храбрость не знала предела, а может быть, и храбрость, и от­чаяние одновременно. С тем же упрямством, с каким он искал смерти, казалось, сама смерть обходила его стороной.

К Дню Победы Шалль сбил 10 немецких само­летов, и за мужество в боях был награжден ор­денами Красного Знамени и Отечественной вой­ны I и II степени.

 

Экскурсовод 6:    “444... В ВОЗДУХЕ “МЕССЕРЫ”

                                            И “ФОККЕ-ВУЛЬФЫ”

 

Летом и осенью 1944 года французские лет­чики одержали ряд блестящих побед. На самых современных по тому времени истребителях Як-3 они буквально наводили страх на немец­ких летчиков. Только 16 октября 1944 года в воздушных боях над территорией Литвы и Вос­точной Пруссии они сбили 30 самолетов против­ника.

Равных по интенсивности и жестокости боев еще не знали. Немецкие истребители постоянно в воз­духе. Радио безостановочно предупреждает:

— 444... В воздухе “Мессеры” и “Фокке-Вульфы”... (444 — условный сигнал по радио обозначающий “вижу противника”.)

16 октября в 14 часов третья эскадрилья совершила бое­вой вылет и, сбив один “Мессершмитт” и один “Фокке-Вульф”, открыла счет “Нормандии” в эти героические дни. Семь дней велись непре­рывные воздушные бои. Не проходила и десяти минут после вылета, как в воздухе уже завязы­валась схватка. Теперь все летчики полка от­крыли свой боевой счет. Число побед быстро росло. Цифры говорят сами за себя. 16 октября летчики полка, совершив 100 вылетов, уничто­жили 30 вражеских самолетов, не потеряв ни од­ного своего! Это был неслыханный успех. 17 ок­тября “Нормандия” совершила 109 вылетов и уничтожила 12 самолетов врага.

18 октября сбито 12 самолетов, в том числе пять “Хейнкелей”. 20 октя­бря совершен 71 вылет, 11 вражеских самолетов записано в актив “Нормандии”. В целом за четыре дня наступления было выведено из строя более 70 не­мецких самолетов. 22 октября было сбито 13 “Фокке-Вульфов”, 23 октября — 8 “Фокке-Вульфов” и один “Мес-сершмитт”. Вылеты не прекращаются. Но физи­ческое состояние летчиков оставляет желать лучшего. “Нормандию” отмечают в приказе Верховного Главноко­мандующего за сто побед за семь дней.

Всего за месяц боев летчики полка “Норман­дия” совершили 1060 боевых вылетов, провели 59 воздушных боев и сбили 110 самолетов про­тивника.

В Антонове личный состав полка “Норман­дия” узнал о награждении советскими орденами большой группы французских летчиков. Среди награжденных были Пьер Пуйяд, Марсель Альбер, братья Рене и Морис Шалль, Морис де Сейн (посмертно) и другие.

За успешное участие в боях по форсированию Немана приказом Верховного Главнокомандую­щего Советскими Вооруженными Силами полку было присвоено почетное наименование “Неманский”, и он стал называться полком “Норман­дия—Неман”.

 

Экскурсовод 7:    ПОСЛЕДНИЕ БОИ

 

28 октября подполковник Пуйяд неожиданно объявил, что время его пребывания здесь оконче­но и он уезжает в Москву, чтобы оттуда отпра­виться во Францию. Командование полком “Нор­мандия—Неман” принял майор Луи Дельфино.

В конце декабря перед полком была поставле­на задача по прикрытию сухопутных войск, пе­решедших границу Восточной Пруссии.

К началу 1945 года войска 3-го Белорусского фронта сосредоточились для действий против восточнопрусекой группировки противника.

Утром 13 января 1945 года артиллерийская подготовка возвестила о начале нового крупно­го сражения. В первые, два дня наступления авиация 1-й воздушной армии действовала с максимальным напряжением. Немецкое коман­дование также активизировало действия своей авиации. В борьбу с немецкой авиацией вступи­ли 303 ИАД и французские летчики.

16 января все шесть воздушных боев летчики полка “Нормандия—Неман” провели почти при двойном количественном превосходстве противника, и, несмотря на это, при одной бое­вой потере они сбили 18 и подбили 3 немецких истребителя Fw-190. Особенно отличился млад­ший лейтенант Жак Андре, сбивший четыре и подбивший один Fw-190, старший лейтенант Робер Кастэн, младшие лейтенанты Леон Углов, Пьер Блетон и Пьер Лорийон, сбившие по два самолета.

Авиационный полк “Нормандия—Неман” со­вершил в январе 454 боевых самолето-вылетов. В воздушных схватках летчики сбили 49 и по­вредили 15 немецких самолетов. С боевого зада­ния за это время не вернулись 4 французских летчика. В январских боях среди французских летчиков особо отличились Ж. Андре, сбивший 7 самолетов, П. Блетон, Р. Соваж, Р. Ирибарк и Р. Марки, одержавшие по 4, 5 и 6 побед.

В конце февраля полк “Нормандия—Неман” сменил место своего базирования и расположил­ся на аэродроме недалеко от местечка Фридланд. Не более 10 километров теперь отделяло аэродром полка от линии фронта.

В период с 12 января по 2 мая французские летчики совершили более 1300 боевых самолето-вылетов. В воздушных боях они сбили 67 не­мецких самолетов и подбили 24, потеряв при этом 9 летчиков.

За проявленную доблесть в Восточно-Прус­ской операции полк “Нормандия—Неман” был награжден орденом Красного Знамени, а за ус­пешные боевые действия при овладении городом и крепостью Пиллау — орденом Александра Невского. К боевому знамени полка были при­креплены и два французских ордена — орден Почетного Легиона и Крест Освобождения.

Действуя на советско-германском фронте, французские летчики совершили свыше пяти тысяч самолето-вылетов, сбили 273 и повредили на земле до 50 самолетов противника. Потерял полк 42 летчика.

 

Экскурсовод 8:    С ПОБЕДОЙ ВО ФРАНЦИЮ

 

Весть о капитуляции Германии настигла авиаполк “Нормандия—Неман” на берегу Бал­тийского моря, в небольшом городке Эльблонге (Эльбинге). Глава французской военной миссиив СССР генерал Пети, который принимал самое деятельное участие в создании “Нормандии” и переживал все ее радости и неудачи, прислал в полк теплую приветственную телеграмму.

В июне сорок пятого года несколько транс­портных самолетов, на борту которых находил­ся личный состав полка “Нормандия—Неман”, поднялись в воздух, чтобы доставить француз­ских летчиков во Францию.

В тот момент, когда транспортные самолеты уже находились в воздухе, в дивизию пришла шифровка, в которой говорилось о решении Со­ветского правительства подарить французским летчикам боевые машины. По радио был отдан приказ самолетам вернуться назад. Известие о причине возвращения вызвало у “нормандцев” бурю восторга.

В течение нескольких днейиз состава двух полков (18-го гвардейского и “Нормандия—Не­ман”) отобрали лучшие 40 истребителей Як-3 и подготовилиихк перелету.

Полк “Нормандия—Неман” возвращался на родину с оружием, как и положено возвращать­ся боевому полку.

14 июня 1945 года полк взлетел на “Яках” с аэродрома Эльбинг. Нелегко было русским лет­чикам расставаться с боевыми французскими друзьями. С небольшим интервалом, поэскадрильно, “нормандцы” поднимались в воздух. Они улетали из России навсегда...